5/5, Голосов: 4
Доступно

Павел Белянский. ‎Я работаю на кладбище‬

Тема в разделе "Электронные книги", создана пользователем kumva, 23 мар 2016.

Цена: 260р.
Взнос: 80р.
100%

Основной список:

  1. 1.kumva  
  2. 2.  
  3. 3.  
  4. 4.  
  5. 5.  
  6. 6.  
  7. 7.  
  8. 8.  
  9. 9.  
  10. 10.  
  11. 11.  
  12. 12.  
  13. 13.  
  14. 14.  
  15. 15.  
  16. 16.  
  17. 17.  
  18. 18.  
  19. 19.  
  20. 20.  
  21. 21.  
  22. 22.  
  23. 23.  
  24. 24.  
  25. 25.  
  26. 26.  
  27. 27.  
  28. 28.  
  29. 29.  
  30. 30.  
  31. 31.  
  32. 32.  
  33. 33.  
  34. 34.  
  35. 35.  
  36. 36.  
  37. 37.  
  38. 38.  
  39. 39.  
  40. 40.  
  41. 41.  
  42. 42.  
  43. 43.  
  44. 44.  
  45. 45.  
  46. 46.  
  47. 47.  
  48. 48.  
  49. 49.  

Резервный список:

  1. 1.  
  2. 2.  
  3. 3.  
  4. 4.  
Статус темы:
Закрыта.
  1. kumva

    kumva kumva ОргОрганизатор

    Павел Белянский в интернете известен под ником Паштет украинский. Несколько лет назад он завёл блог в Живом журнале, назвав его "Наблюдая жизнь из-за оградки". Оградка кладбищенская. У Павла фирма, изготавливающая надгробья. До этого он хотел быть военным, но подвело здоровье, получил образование химика, работал журналистом, пресс-секретарём одной из партий. Писать начал в школе, теперь этот навык позволяет ему удержаться в невесёлой профессии. "Я это воспринимаю как психологическую разгрузку, — говорит Белянский. — Когда описываю ситуации "из-за оградки", становится легче".


    Clip2net_160323190001.png


    Название: Я работаю на кладбище‬
    Авто: Белянский, Павел Паштет
    Жанр: Современная проза
    Год: 2016
    Язык: Русский (ru)
    Дата печати: 3 апреля 2016


    От себя добавлю. Многие его рассказы вызывают у меня (да, и у очень многих его читателей) различные эмоции: смех, ступор, слезы. Да, именно слезы. У мужика...

    п.с. Я не собираюсь ни с кем спорить, если кому то что-то не понравится из написанного. Любые политические высеры буду пресекать с помощью администрации. Я просто хочу купить эту книгу (я уже сделал заказ на 5 экземпляров)...

    В юности я любил поспорить с мамой о Боге, особенно на какой-нибудь божественный праздник, например, на пасху, когда мама, аппетитно пахнущая свежими куличами, вся светящаяся, радостная, собиралась идти в церковь и примеряла перед зеркалом платок.
    — Так нет Бога, ходит такое мнение, — говорил я с мальчишеским задором.
    — Может быть, — кивала мама. — А может, и нет.
    Она не спорила со мной, и от этого я становился только злее.
    — Опять пойдешь кормить попов своими булками? — спрашивал я.
    — У каждого свой путь к Богу, — отвечала мама. — У кого-то он не простой и сложный.
    Свой путь к Богу она прошла за одну ночь, когда отцу пришел приказ уезжать в Афганистан.
    В шахте деду оторвало четыре пальца на правой руке — по молодости да по глупости.
    Дед, бледный, с закушенной губой, брел вдоль конвейера к шахте лифта, прижимал к животу изуродованную руку, перетянутую набухшим кровью тряпьем, и молился партии и директору шахты, чтобы никого не посадили в тюрьму за его глупость. Пальцы, какие сумел найти и подобрать, дед положил в карман, но так переживал, чтобы никого не наказали, что совсем забыл про них. Так они и остались в кармане, и хирургам областной больницы оказалось нечего пришивать.
    Когда моей бабушке было пять лет, монастырь, в котором она воспитывалась, осаждали красные большевистские полки. В монастыре заперлись «белые» и никак не хотели выходить драться. Красные полки не теряли надежды уговорить «белых» доиграть в войну и взяли монастырь в осаду. Моя бабушка, пятилетняя доверчивая девчонка, пряталась в подвале вместе с перепуганными и голодными монашками.
    — Давай, Анечка, беги, — сказали оголодавшие монашки моей бабушке на третий день осады. — Беги к офицерам, принеси нам поесть. Пули детей не трогают. В божьем мире пули — они для взрослых. Не для детей. Беги, с божьей помощью.
    И пятилетняя бабушка побежала. И доверчиво бегала за едой для трусливых монашек еще два дня, под пулями, под щедрым большевистским обстрелом.
    — Бог пожалел глупую, — говорила бабушка. — Я верю в Бога, но не верю в попов.
    В 1930-м году ему исполнилось семнадцать лет. Жил с родителями и двумя сестрами в селе Черниговской области. Не хорошо, не плохо жили, нормально. Из юности он надолго сохранит самое светлое воспоминание – новый пиджак, который родители подарят ему на пятнадцатилетие.
    В 1930-м в село вошел отряд НКВД-шников, отбирать только собранный урожай. С ружьями и надменным пулеметом на телеге, военные были пугающе спокойны. Собрали всех на площади, объявили решение партии и правительства, равнодушно дождались, когда мужики начнут крикливо возмущаться, спокойно схватили несколько человек, что стояли ближе, и спокойно стали забивать ногами. Без эмоций, словно выполняли гимнастическое упражнение. Народ побежал от площади по домам, прятаться и прятать, что можно успеть. Военные пошли следом, вытаскивали из домов упирающихся мужиков, кого-то стреляли, кого-то били.
    Тогда мама и сказала ему, семнадцатилетнему – беги. Нас, женщин, не тронут, а тебя убьют. Беги.
    И он побежал.
    Без паспорта, без денег, в новом пиджаке.
    Первое письмо в село пришло от него в 1961-м году, когда из мавзолея достали забальзамированного Сталина и закопали под кремлевской стеной. Родители не могли поверить – давно похоронили сына, давно отплакали. А он писал из Сахалина, что жив и здоров, что женат, и звал в гости. Ответ сочиняли все селом. Долго перечисляли приветы от всех, кто живой. Еще дольше писали имена тех, кто уже умер, сначала в голод, потом в войну.
    Через несколько лет он вернулся в село. Без жены, без детей, один, в новом пиджаке, не в том, в другом, конечно, и в модной шляпе, лихо задвинутой на затылок. Долго сидел на крыльце дома, много курил и молчал.
    Его так и сфотографировали – с сигаретой в зубах и в шляпе.
    Заказчица отдает мне пожелтевшую карточку, рассказывает его историю.
    - Самое трудное, - говорит она, - было узнать дату его рождения. Когда паспорт на Сахалине получал, он соврал. Бабушка документы тоже все сожгла, боялась за него очень. А нам не сказала, умерла. Взялись его хоронить – а настоящего дня рождения никто и не знает.
    В дверях заказчица оборачивается и долго смотрит на меня.
    - Наговорила вам, - качает она головой. – Вам надо книжки писать. Все, наверное, свои истории приносят. Делятся зачем-то. Вы, уж, простите…
    Утро получилось солнечным и скользким. Впереди меня идет мужчина, мелко семенит на мокром льду, помогает себе руками удержать равновесие. Рукам холодно. Мужчина дышит в кулаки, трет ладони, опять пытается согреть пальцы дыханием и, наконец, засовывает руки в карманы. И немедленно поскальзывается и падает на бок. Пока я подхожу ближе, над ним уже склоняются двое – молодой парень с рюкзаком за спиной и пожилая женщина, помогают встать, узнают, все ли в порядке.
    - Пока не упал, было хуже, - говорит мужчина.
    - Почему это? – удивляется женщина.
    - Казалось, что я никому не нужен, - улыбается мужчина.
    Парень смеется и что-то протягивает мужчине:
    - Хотите жвачку?
    Мужчина кивает и с энтузиазмом жует.
    Играем с товарищем на бильярде.
    За соселним столом двое пьяных мужиков, пузатых и плечистых. Мужикам лет под пятьдесят, полосатые рубашки обтягивают животы, пиджаки валяются на стульях, там же усталыми собачьими языками свисают к полу галстуки. Мужики пьют, обнимаются, хватают друг друга за плечи, что-то с жаром рассказывают, не слушая, опять пьют и иногда, в промежутках, обнаружив, что в правой руке у каждого есть кий, бьют по белым шарам, неумело раскатывая их по зеленому сукну бильярдного стола.
    Что мужики говорят - не слышно, только видно, как они обнимаются, и со стороны кажется, что они танцуют вокруг стола какой-то незамысловатый, но страстный танец.
    - Коля! - восклицает громко вдруг один из мужиков, хватается за край стола и с тоской смотрит в гипсовое небо бильярдного клуба. - Коля! Какое все таки удовольствие от карамболя!
    В свете низких бильярдных ламп видно, как мужик сморкается в огромный носовой платок.
     
    Последнее редактирование: 23 мар 2016
    Bruno Pelletier, di_zain, Mell и 18 другим нравится это.
  2. Последние события

    1. skladchik.com

      Black джек не участвует в складчине.

      6 июл 2017
    2. skladchik.com

      Складчина доступна.

      4 май 2017
    3. Зимняя Роза

      Зимняя Роза оставил отзыв "Отлично".

      30 апр 2016
    4. skladchik.com

      Складчина закрыта.

      21 апр 2016

    Последние важные события

    1. skladchik.com

      Складчина доступна.

      4 май 2017
    2. skladchik.com

      Складчина закрыта.

      21 апр 2016
    3. skladchik.com

      Осталось 5 дней до завершения складчины.

      19 апр 2016
    4. skladchik.com

      Складчина активна.

      9 апр 2016
  3. Yuzer

    Yuzer Yuzer БанЗабанен

    да уж...... начало хорошее... *весёленькое*..............
    будем надеяться что книга прочищающая мозги... хотя автора не читал ни в разе)
    - это то же сборник статей что и на сайте или уже книга написанная с нуля???
    и книга в бумаге чтоли выходит?
     
  4. kumva

    kumva kumva ОргОрганизатор

    прочищает. и еще как...
    да, выходит в бумаге. в апреле.
    в ней будет то, что в ЖЖ и ФБ. почитатели его таланта сами собрали его тексты в небольшой сборник. ссылки я прилепил с стартопике.
    автору уже сделали предложение на счет экранизации его кладбищенских историй. а они шикарные.
     
    Cron777 нравится это.
  5. Yuzer

    Yuzer Yuzer БанЗабанен

    сомневаюсь что он оформил авторские права)))))
    почитал чутка. не сказать что уж прям супер ваще но альтернативы на русском похоже нету........................
    если все есть в инете - покупать не буду)
     
    AKristall нравится это.
  6. kumva

    kumva kumva ОргОрганизатор

    эт дело хозяйское...
     
    Yuzer нравится это.
  7. Yuzer

    Yuzer Yuzer БанЗабанен

     
  8. Cron777

    Cron777 Cron777 ЧКЧлен клуба

    Какие то просто "шедевральные" записи (на мой взгляд). После прочтения - мозг прочищается однозначно!!!!
     
    Bruno Pelletier, Наточка, AKristall и 4 другим нравится это.
  9. Theseus

    Theseus Theseus ЧКЧлен клуба

    Очень хорошо пишет, слог как у раннего Лукьяненко, рекомендую раздел МэЖо. Все идет на одном дыханиии, в складчину не полезу но топикстартеру отдельный респект за то что открыл такого автора.
     
    AKristall, Илья84, Кошмарио и 2 другим нравится это.
  10. kumva

    kumva kumva ОргОрганизатор

    я не буду больше в старттопик добавлять рассказы. буду их сюда, в комменты выкладывать. надеюсь, это не доставит дискомфорт складчикам...

    Всё, что я хотел сказать о Шарли
    Я не знаю наказания хуже, чем делать детский памятник.
    Когда я умру и попаду в ад, я уверен, там будет холодно, и равнодушный черт заставит меня делать памятник ребенку, полировать камень, гравировать по нему портрет с пухлыми губками и пуговичным носиком, рубить в граните незаслуженно короткие года жизни, и слушать, слушать и слушать голоса безутешных заказчиков-родителей, придушенные бесцветные голоса смирившихся с горем людей.
    Может быть, это будет голос заказчицы из Глевахи, худой женщины с острыми локтями и пронзительным взглядом.
    Она долго ходила к нам на просчеты, много раз перезванивала и, наконец, сделала заказ. Дорогой памятник, много гранита, много работ по установке.
    Заказчице не нравилось все. Мы утвердили ретушь портрета с десятого раза, ей не нравилось выражение лица молодого шестнадцатилетнего парня, не нравилась прическа, не устраивала рубашка, не подходила поза, в которой он стоял на ретуши во весь свой рост. Готовый портрет на камне мы доделывали еще дольше. Художник то дорисовывал какие-то морщинки, то убирал их, то делал светлее лицо, то темнее, а под конец долго бился над тем, чтобы взгляд молодого парня стал жизнерадостным.
    Готовый памятник тоже установили не с первого раза.
    — Криво, — сказала заказчица, глядя на плиту сто стороны. — И не надо мне совать ваш «уровень». Я же вижу — криво.
    Когда поправили, она сказала, что надо переставить памятник чуть левее. Потом опять оказалось криво.
    — Люда, ну что ты, Люда, — воскликнула сестра заказчицы и прижала руки к груди. — Ну что ж ты людей мордуешь?! Ты все равно его уже не оживишь!

    Может быть, это будет голос заказчика с Байкового кладбища.
    Его жена, с бесцветными глазами на рыхлом лице, дрожащими пальцами выкладывала передо мной фотографии пятилетней девочки, одну за одной, одну за одной, точно раскладывала пасьянс. Фотографии закрыли собой весь стол, легли на бумаги и ноутбук, на мой ежедневник и телефоны, а она все доставала и доставала их из своей пластмассовой негнущейся папки.
    — Я не знаю, какое фото лучше выбрать, понимаете, поглядите, вы же лучше разбираетесь, понимаете, какая подойдет для портрета, понимаете, — бормотала жена. Говорила она безостановочно, и красный её рот казался мне ножевой раной, из которой неудержимо лилась кровь. — Вот тут она у нас в парке, понимаете, на Соломенской площади парк, с качелями, мы туда часто ездили, понимаете, ей всегда так нравились качели. Она тут еще маленькая, понимаете, может быть надо фото последнее, совсем перед смертью, понимаете, вам лучше знать. А тут мы на Новый Год на елке, понимаете, она в костюме белочки, может быть в костюме белочки нельзя, понимаете. Вы скажите. А вот еще…
    И голос её мужа прорывался откуда-то сбоку, виновато и робко гудел:
    — Не надо, дорогая, не надо, может быть, молодому человеку совсем не интересно. Не надо…
    Собственно, это всё, что я хотел сказать о карикатуре Шарли с утонувшим мальчиком.
     
    Последнее редактирование: 24 мар 2016
    Amber, AKristall, max_007 и 4 другим нравится это.
  11. kumva

    kumva kumva ОргОрганизатор

    позитивное

    Дочь умащивается у меня на руках. Я рассказываю ей сказку.
    Последнее время у нас все сказки о ней, о моей дочке, как её охраняет дракон, а добрый принц спасает её из высокой башни, как она на спине кита спешит на помощь к бедным зверятам в далекую Африку, как она с корзиной пирожков идет к больной бабушке через темный лес.
    В лесу дочке встречается зайчик, и просит угостить его пирожком. И дочка, конечно, угощает его. Потом ей встречается ёжик, и тоже угощается пирожком. Потом лисичка. Потом…
    — Хватит, — шепчет сквозь сон дочка. — Хватит угощать, а то бабушке ни одного пирожка не останется.
    И крепко и безмятежно засыпает.
    В маршрутке два семилетних школьника под присмотром двух улыбчивых мамочек обсуждают приближающийся день святого Николая.
    - Его нет, - авторитетно заявляет один, с крупным пумпоном на шапке. - нет Николая. Обманывают взрослые.
    - Не может быть, - удивляется другой.
    - Очень даже бывает, - качается пумпон. - Я тебе докажу.
    - Как?
    - А я два письма ему написал. Одно маме отдал. Там ерунда, конструктор. А другое письмо вчера сам отправил. С настоящим желанием, всамоделешным.
    - Каким? - таинственным шёпотом спрашивает второй и косится на мам. У тех сползают улыбки и вытягиваются лица.
    - Скажу, - качается пумпон. - Когда проверю.
    Дальше все едут в общей задумчивости.
    Дочь кричит из своей комнаты, сквозь закрытую дверь, перекрывая шум кухонной баталии жены и фонящее радио.
    - Пааа-пааа-а!
    - Что такое? – кричу я в ответ из зала. Рабочие бумаги разлеглись по дивану веером, на коленях урчит и греет ноутбук, надо перепроверить площади облицовочной плитки по трем объектам, еще ждут своего часа данные по учету, и недописанный рассказ. – Что?
    - Паа-паа-а-а!
    - Если хочешь что-то спросить, приди и спроси!
    - Паа-пааа-а-а!!!
    - Я занят!
    - Что там у вас? – пытается из кухни включиться в перекличку жена.
    - Паа-пааа-а-а!!!
    Еще проверить почту и глянуть ленту новостей, что там у ИГИЛа, и как дела на фронте, и хотя бы в четверть глаза пробежать новые записи друзей.
    - ПАА-ПААА!!!!
    Выдыхаю с сопением, откладываю в сторону ноутбук, с раздражением сгребаю бумаги, встаю с дивана и иду в детскую, сердит и решителен.
    - ЧТО?
    Дочь сидит на полу посреди комнаты, розовые пятки отсвечивают, в стороны топорщатся косички, закручиваясь на концах, на руках тряпичная кукла в старомодном чепце.
    - Папа, - говорит дочь и сморит на меня восторженными глазами. – Папочка. Я так тебя люблю.
    Топчусь на месте, чмокаю дочь в макушку, присаживаюсь рядом и мы еще полчаса обсуждаем характер тряпичной куклы, её чепец и плохой аппетит.
    Заказчику семьдесят два года. Его лысину маскируют крашеные волосы, которые он заботливо отрастил по краям своей плеши и уложил на макушке в сложное гнездо. Брови выщипаны и кажется, подстрижены. Двубортный костюм перестроечного периода отливает малахитовым цветом.
    Он заказал памятник своей жене, умершей в том году, и точно такой же рядом для себя. Заказал гравировку своего портрета, дату своего рождения и дату смерти.
    - Пишите, - сказал он. – Пятое мая, две тысячи сорок третий год.
    - В смысле – две тысячи сорок третий?
    - В этот день я умру, - кивнул заказчик замаскированной лысиной.
    - Откуда вы знаете?
    - Не знаю. Верю. Это будет ровно месяц до моего столетия.
    Я в замешательстве пытаюсь понять, говорит он серьезно или просто у меня на глазах сходит с ума.
    - Вам, простите, кто-то предсказал?
    - Никаких предсказаний. Но так будет.
    И заказал дополнительную гравировку на тыльной стороне памятника – Иисуса, в свете кометы спускающегося из звездного неба на край земли.
    - Ну, вот, - сказал заказчик, принимая готовую работу на дальнем участке Лесного кладбища. – Теперь у меня есть стимул – дожить.
     
    Последнее редактирование: 24 мар 2016
  12. kumva

    kumva kumva ОргОрганизатор

    хочу поделиться приятной новостью - процесс пошел!

    Мужчина пришел на контору один. Так бывает не часто. В большинстве случаев выбор и заказ памятника родственнику – муки коллективного разума всей семьи. Мужчина пришел один, и это была первая странность.

    Сделали с ним первичную прикидку по его пожеланиям. Выходил вполне приличный комплекс на нормальную сумму, не космос, но и не мелочь. Взялись прорабатывать заказ детальнее.

    Дело было весной.
    Весна у нас – всегда напряженные дни, много заказов, работ, в каждой из которых нюансы, в каждой детали. И всегда – люди, люди, люди, на производстве, в магазинах, в телефоне, в электронной почте, незнакомые и знакомые, и знакомые знакомых, и знакомые тех знакомых, которые знакомые знакомых. Всем надо срочно, всем надо качественно, всем надо к дате, всем что-то надо.
    Весна – это конвейер. Я включаюсь в весну, как лампочка по щелчку тумблера, и уже ничего не замечаю вокруг, ни солнца, ни воздуха, ни зелени, лампочка светит, ей за своим светом тяжело разглядеть детали. Все мелькает, заказы, наряды на резку, приходные на гранит, заявки на выезд по кладбищам, ретуши, комплектующие, мешки цемента, арматура, плитка, песок, отсев, поломки машин и опять по кругу.
    Весна – это бешеный ритм жизни. Мне трудно, когда человек не совпадает с моим привычным ритмом.
    Мужчина не совпадал. Мы сделали первичную прикидку по заказу, он посидел немного, подумал, сказал – я сейчас – и вышел. Вернулся минуты через три, может даже пять, присел на стул, кивнул. Мы просчитали основную гранитную плиту памятника, её форму, гравировки. Мужчина достал телефон и показал фото на портрет. Женщина, глаза хорошо видны, нормальное фото, можно работать. Он в ответ снова покивал, помолчал, сказал – я сейчас – и снова вышел.

    - Куда он вечно бегает? – интересуюсь у девочки-менеджера.
    - Не знаю. Может, посоветоваться?
    - С кем? Он один приехал.
    - Просто памятников боится.
    - Или клаустрофобия.
    - Не, он на машине приехал, за рулем, клаустрофобия не подходит.
    - Обыкновенная боязнь кладбища. Или крестов.
    Плетем еще какую-то ерунду о мужике, дожидаясь его возвращения. Мне несколько раз звонят.

    Минуты через три мужчина вернулся. Просчитали гранитные тумбы и бордюры цоколей, оценили площадь замощения гранитной плиткой, определились с общей массой гранита и рассчитали объем бетонных работ. Год прошел? Полтора прошло. Значит, усадка должна быть минимальной. Заканчиваем просчеты, выходим на итоговую сумму.
    Мужчина покивал, сказал готовить договор, и снова вышел.
    Я не удержался и пошел за ним.

    За свое машиной, новеньким Мерседесом ML, согнувшись и прислонившись к авто плечом, обхватив лицо руками, мужчина плакал. Беззвучно тряслись его плечи, дрожала согнутая спина.

    Стараясь не шуметь, я незаметно для мужчины вернулся в контору.
     
    Последнее редактирование: 24 мар 2016
    Зимняя Роза, Alino4ka, AKristall и ещё 1-му нравится это.
  13. madcap

    madcap madcap ОргОрганизатор

    шикарный слог, прям хорошо.
     
    kumva нравится это.
  14. kumva

    kumva kumva ОргОрганизатор

    в он-лайн сборнике (ссылка есть в старттопике) есть чудесные вещи: "ветеран", "корпоративное новогоднее", "слуга народа" и др.
    этого, вроде, нет:
    - Вон она, набирает воду в ведро у колонки, в синей юбке. Она здесь живет.
    - На кладбище? Где?
    - В центре участка домик деревянный видел, за кованой решеткой? Там и живет.
    - Не может быть.
    - А ты сходи, глянь…
    Деревянный склеп над двойным захоронением, маленький домик два на два, крашеный половой краской, низкая дверка на железных петлях, над ней надпись «Спаси и сохрани». Вокруг домика – решетка метра в два высотой по периметру, с кованой вязью виноградных лоз, с железными крестами на каждом боку, и сверху тоже решетка, будто домик посадили в птичью клетку.
    Нет, это не моя работа, и домику, и решетке уже много лет.
    Снаружи у могилы нет никаких табличек.
    Говорят, там лежит погибшая в автомобильной катастрофе семья.
    Погибли все, кроме женщины – её муж, мать и двое детей.
    Женщину долго сшивали по частям в операционной, потом еще дольше она сражалась со смертью в реанимации. Выжила.
    Она продала все свое имущество – квартиру, дом в селе, со всей мебелью и вещами, с детскими платьицами и мужскими костюмами, с игрушками и альбомами фотографий. Говорят, она даже не заходила внутрь, отдала документы риэлтерской конторе, позже пришла за деньгами.
    На полученные деньги женщина выстроила на семейной могиле деревянный склеп, поставила решетку, оставшуюся сумму раздала по церквям и храмам.
    И поселилась там, на кладбище.
    - Не страшно ей там?
    - Не знаю. Страшно, наверное.
    - Нет, вряд ли. А чего её охрана не выгоняет?
    - Выгоняли, он она возвращается. Да что она сделает? Пусть живет.
    На зиму, когда становилось совсем холодно, женщина уходила жить в какой-то монастырь. Возвращалась она с первым теплом. Еще по кладбищенскому водопроводу не пускали воду, еще ночью от заморозка синели кованые виноградные гроздья, а охранники уже замечали её фигуру, бродящую между оградок и крестов.

    Я понял, почему я вдруг вспомнил именно тот памятник и ту женщину. Просто сегодня я ездил на замер на то самое кладбище, и впервые за несколько лет не встретил её у своей семейной могилы.
    Удивился.
    Проехал еще раз вокруг участка.
    Вышел, огляделся.
    Нет, не видно её.
    Не видно.
     
  15. Кошмарио

    Кошмарио Кошмарио ОргОрганизатор

    Ну и вот надо было наткнуться! Суббота, солнце, десяток живых планов, ничто не предвещало такого колодца!
    Заскочилось по службе, на пару дежурных минут.
    Сначала отхлебнулось по-быстрому. Попытка быстро напиться провалилась с треском. Вкусно, блин!
    Жажда накрыла и глоталось до последнего спойлера.
    Порыдалось с мужиком за мерседесом, поплелось на ФБ и подумалось - сколько же наших активизировало страничку))
    . Хорошее слово, как наркотик, еще-еще-еще-еще... Где дно у фейсбука?! Суббота же! Солнце же! Планы же!
    Звонок на телефон:
    - У вас можно зарезервировать место?
    - Можно.
    - С хорошим видом.
    - А что вы собираетесь у нас рассматривать?
    - Да, в общем, ничего, но все же. Хотелось бы какой-то эстетики.
    - Подберем и с видом.
    - На шесть человек.
    - Это сложно. У нас стандарты одноместные и двухместные.
    - Странно. Но мы подсядем ближе, если что.
    - Это еще сложнее. У нас не сидят, а лежат.
    - И как они так лежат по двое? – с вызовом в голосе.
    - Печально, в основном.
    В телефоне пауза.
    - Это ресторан?
    - Нет, это кладбище…
    Бросили трубку, даже не извинились.
     
    Зимняя Роза, Alino4ka, AKristall и 7 другим нравится это.
  16. kumva

    kumva kumva ОргОрганизатор

    Свеженькое )
    В начале 80-х годов на Лесном кладбище в Киеве работал замечательный художник-гравер, чье имя давно сожрало время и склероз деда-заказчика, который рассказал мне эту историю.
    Имени давно не осталось, а работы на камне по всему кладбищу.
    Так вот, в начале 80-х пришли к художнику цыгане. У них в прошлом году умер барон, они его, как полагается, похоронили на центральной алее, как полагается, возвели на захоронении гранитный мавзолей и увенчали, как полагается, композицию полутонной аркой, на которой и хотели, чтобы художник силой данного ему таланта изобразил их любимого барона, в полный рост, с бриллиантовым перстнем на правой руке и бокалом вина в левой. Ну, там, ананасов еще каких на столике нарисовал, сигареты «мальборо», ну и по мелочи, ключи от машины, пепельницу хрустальную и коня за спиной барона, в богатой сбруе и чтоб грива по ветру развевалась.
    Художник был человеком пьющим много, потому из своих академий и очутившимся на кладбище, на работу согласился легко и попросил с цыган по-божески, пол ящика водки и пятьдесят рублей.
    Выгравировал он барона, во всей красе, и перстень, и бокал вина в небрежной руке. Под ликование табора пригнали автомобильный кран, и успешно арку с бароном на боку на самой центральной алее кладбища и водрузили.
    И все бы ничего.
    Но в 1985-м году случился в стране сухой закон. Алкоголь запретили везде, а уж на кладбище – и подавно. И директору Лесного кладбища старшие товарищи по партии немедленно указали на перегибы.
    Что это у вас, товарищ, на самой центральной алее какой-то не товарищ с бокалом вина делает в такой сложный для страны отрезок времени? Что это за намеки антисоветские? Или, может быть, хотите партбилет на стол положить?
    Директор Лесного кладбища местом своим дорожил, потому быстро вызвал к себе цыган, и велел вот это вот безобразие с бокалом немедленно прекратить. Или примем меры.
    Цыгане долго думали всем табором. Разве может барон на памятнике стоять без бокала вина? Или, скажите еще, завтра солнце утром не взойдет над городом! Не бывать такому! Логично в итоге пошли к художнику - подскажи, что делать?
    Художник к тому времени стал человеком, пьющим совсем много, и работой был особо не обременен. И цену за решение столь щепетильной задачи выставил божескую – ящик водки, ибо все-таки сухой закон, и 200 рублей.
    Табор легко согласился.
    На следующий день под настороженными взглядами всего табора художник неторопливо приставил к памятнику лестницу, торжественно взобрался на неё и точными движениями за несколько минут выбил в бокале вина… чайную ложечку.
     
    AKristall и tremino нравится это.
  17. pensionary

    pensionary pensionary МодерМодератор Команда форума

    Кто не в курсе, рекомендую также почитать

    Мой сын оказался среди ленивых халявщиков и седой тренер – Валерий Евгеньевич, раздал им скакалки и заставил прыгать 758000 раз или что-то около того.
    Боксерский зал наполнился гулкими звуками ткацкой фабрики, обиженные, краснощекие бойцы потели, но прыгали.
    Довольный тренер подсел ко мне на лавочку:

    - Любят сачковать, пускай полюбят и прыгать. Они думают - если я отвернулся, то можно и не вкладываться в удары, бьют по мешку, еле–еле, как безрукие беременные старухи. А ведь я и спиной слышу – кто, как ударил и даже какой рукой.
    Когда я был таким же как эти, даже еще мельче, то тоже любил похалявить. Зачем мне все эти нудные упражнения, если я и так был самым быстрым и самым сильным в зале? Даже голову никогда не прикрывал, успевал нанести противнику контрудар, как только тот отрывал руку от «бороды». Мне легко все давалось и через полгода, я уже гонял всю мою весовую категорию, даже тех, кто по четыре года отзанимался.
    Мой первый тренер, Виктор Семенович, отцу так и говорил – «ваш мальчик от природы очень одаренный, но любит увильнуть от рутины, и если поборет свою лень, то наверняка добьется в спорте всего, чего захочет, а если не поборит, то я его сам выгоню». Кстати, только благодаря тренеру, я и стал потом мастером спорта международного класса.
    Но, тогда мне было пофиг, я и так чувствовал себя Мухаммедом Али.
    Вот однажды, к нам в зал пришла мамаша, привела ребенка. Обычный такой рыжий мальчик, конопатый, с большой головой.
    Тренер посмотрел на него, заставил пару раз ударить по мешку, подтянуться на турнике, еще что-то сделать, и взял.
    Прошла неделя. Рыжий с нами бегает, прыгает, старается, а тут спарринги начались. Тренер поставил нас с ним в пару и сказал мне:

    - Валера, ты ж смотри не убей его, делай скидку, ты все же целых полгода занимаешься, а он только неделю.

    Начали мы боксировать.
    И этот рыжий вдруг, «дах», «дах», я даже не понял сперва «что это было»? А уже звезды в глазах.
    Собрался я, сконцентрировался, какая там на хрен «скидка».
    Весь зал притих, смотрит.
    Улучил я момент и зарядил свою «коронку» - левый боковой в «бороду», так этот рыжий, даже уклоняться не стал – просто выбросил мне навстречу прямой в голову. Это был мой первый в жизни нокдаун.
    Я, конечно, вставал и снова бросался в бой, но после третьего моего падения, тренер нас остановил.
    В тот момент с меня и «слетела корона». Как же так? Без году неделя занимается и размотал меня как маленького. Я понял, что никакой я не герой и не особенный и что нужно пахать, пахать и пахать. Стал впахивать больше всех.
    А рыжий с родителями переехал в другой район и больше я его никогда в жизни не видел.
    Прошло года два, я был уже разрядником, показывал неплохие результаты и вот однажды тренер отвел меня в сторонку и говорит:

    - Валера, нужна твоя помощь. Ты ведь любишь фильмы про шпионов?
    - Ну, да, а что?
    - Тогда тебе шпионское задание: тут, недалеко отсюда, пару остановок на метро, есть боксерская секция, их тренирует мой старый друг, так вот у него появился хороший новичок, талантливый и перспективный, только ленивый очень. Так что ты запишись туда и походи немного. Тренер тебе все расскажет. Дел всего на неделю, максимум на две. Нужно этому малому слегка «Звездочку сбить»
    Ты ведь помнишь того рыжего клоуна, который тебя когда-то обработал?
    - Конечно, помню.
    - Ну, вот, я, кстати, его для тебя там и одалживал, а долг, как говорится...
    Теперь пришла твоя очередь побыть «рыжим клоуном»…
     
    Tohan, AKristall, bool и 6 другим нравится это.
  18. kumva

    kumva kumva ОргОрганизатор

    почти неделю был в отъезде. сегодня утром вернулся домой. рассчитывал, что уже на почте лежит извещение, но пока тихо. к сожалению...
    ждем.
     
  19. Comradegan

    Comradegan Comradegan БанЗабанен

    Ну, Грубас же в своих кругах - Легенда
     
    Gizia, AKristall и pensionary нравится это.
  20. kumva

    kumva kumva ОргОрганизатор

    .
    Если бы еще полгода назад кто-то стал утверждать, что в апреле на меня придут посмотреть двести человек, я бы очень удивился. И решил, что, по всей видимости, через полгода у меня, оказывается, запланированы пышные похороны. И хоронить буду не я, а как раз наоборот.
    В том смысле, что другого объяснения, почему столько людей соберётся ради меня в одном месте, я тогда вряд ли бы нашел.

    Полгода назад ко мне как раз пришла первая популярность.
    Я первый раз попал на встречу блогеров с министром. Честно промолчал всю встречу в дальнему углу. Потом сделал общее селфи с министром. Там на фото хорошо видны край моего уха и свитер в полоску. На следующее утро вместо 316-ти меня обнаружилось целых 523 подписчика. Я понял, что вот оно – я проснулся популярным.

    Первой на мою популярность отреагировала незнакомая бабушка в супермаркете.
    Я работаю на кладбище, бабушки – это мой профиль, так что я мало удивился.
    Она близоруко прищурилась на меня между стеллажами и спросила:
    - Паштет?
    Я робко согласился:
    - Да, он.
    - И почем? – подступила она ближе.
    Цену на тот момент я себе еще не сложил, потому ответил скромно:
    - Сколько не жалко.
    Бабушка с интересом оглядела меня с головы до ног.
    - А куриный почем?
    Я растерялся, говорю – не знаю.
    Она плюнула мне под ноги, толкнула корзиной, заорала:
    - Понабирают по объявлению, стоят тут, ни хрена не знают! Дебилы, блин!
    И пошла дальше между стеллажей.

    Ну а самая настоящая популярностью настигла меня у нас во дворе, на Лукьяновке. Я написал пост про полицейских, которых вызвали к нам во двор, чтобы убрать с проезда какой-то джип. Приехали полицейские. Малолетние дети немедленно атаковали их машину. Девочке-полицейскому пришлось подчиниться детскому произволу, она пустила их в патрульный приус.
    Я написал об этом пост, сфотографировал детей в машине, выложил в фейсбук, и стал ждать лайков и комментариев.
    Первый комментарий был получен здесь же, во дворе. От мужика из соседнего дома, который, как и я, сторожил своего ребенка у края детской площадки.
    - Слышь, мать, ты видела! – воскликнул он и показал смартфон с моим постом своей жене. – Оказывается, этот хрен живет у нас во дворе! Ну, тот, из фейсбука, над которым ты рыдаешь каждый вечер.
    Потом мужик короткими, но точными, хоть и обидными выражениями обрисовал мои перспективы, когда он меня вычислит.
    Перспективы были неприятные. Мужик определенно любил свою жену, и не любил, когда она плачет.
    Главное, он говорил – не если вычислит, а когда вычислит. То есть, вы понимаете, он не оставлял мне ни шанса! Я стал еще тише, чем на встрече с министром.
    Но тут меня сдала подруга моей жены, которая тоже здесь в песочнице выпасала своего ребенка.
    - Да вот же он, этот хрен, - ткнула она в меня пальцем, со спокойной совестью обрекая на увечья.
    Мужик немедленно схватил меня за руку, стал её жать, как эспандер. Намекать, мол, как ему приятно познакомиться. Короче, явно маскировал свои намеренья.
    - А правда, - спросил меня мужик. – А правда, что ты Яценюка видел?
    - Правда, - сознался я.
    - Ну и как он тебе?
    Тут я понял, что от моего ответа зависит мое будущее. И надо было срочно угадать, нравится мужику Яценюк или нет.
    Это сейчас, после множества успешных реформ, ответ всем очевиден. А тогда еще были люди, которым Яценюк почему-то нравился.
    Я подумал, сказал осторожно:
    - Такой он. Яценюк. Лысый…
    - Да, - быстро согласился мужик. – Вот и я говорю – сволочь он, лысая!
    И немедленно предложил нам за это выпить.

    Окончательно в моей популярности убедил меня Витя Пузанов.
    Он подошел ко мне на какой-то встрече с каким-то очередным министром, и сказал – ты же популярный блогер, давай издадим твою книжку.
    Я согласился. Так и сказал – Витя, хватит издеваться.
    А через две недели Витя показал мне первые иллюстрации к моим рассказам.
    Еще через месяц получилась моя книжка.
    А вчера на её презентацию пришло так много людей, что у меня даже закончилась паста в одной ручке, пока я раздавал автографы.
    Смайлик «smile»

    Вечером с женой уложили дочку спать и сели на кухне, выпить по бокалу пива, за первую презентацию.
    - Знаешь, - сказала жена. – У всех, кто сегодня пришел к тебе, такие светлые лица. Как будто я со всеми знакома давным-давно..
     
    Alino4ka, AKristall, tremino и ещё 1-му нравится это.
Статус темы:
Закрыта.

Поделиться этой страницей

  1. Сбор взносов (Электронные книги):
  2. Новые складчины (Электронные книги):
  3. Нужен организатор (Электронные книги):